акция | сука-любовь | синдром женатика

опубликовано в газете "Акция" 23 марта 2006

Плата за брак — цена семейной жизни, когда прикольные ребята становятся занудами: «Спасибо за приглашение, но мы с Норин собирались полистать каталог "Икеа", а позже посмотреть "Магазин на диване"».
Дуглас Коупленд, «Поколение Икс»


Необходимость в термине возникла, когда количество подобных случаев в моей жизни достигло пяти. Еще вчера человек был хорошим другом, интересным собеседником, компанейским парнем, легким на подъем, и вдруг… Влюбился, да. С кем не бывает. Поначалу, как и бывает со всеми, увлекся так, что перестал замечать окружающий мир. Ну и друзей, понятно, на время оставил. А друзья на то и друзья, чтобы понять и не пытаться вывести из временной эйфории: ведь это и правда самое прекрасное время — вырастают крылья, сердце поет.

Но вот проходит месяц, три, полгода, а человека все нет. Если и достучишься, то встретиться, скорее всего, не получится. Обнаруживаешь вдруг, что человек переродился, прежние интересы его больше не занимают, как и ты сам. Вместо старых друзей у него теперь есть новая любовь. И это необязательно значит, что они поженились, нет. Просто она теперь контролирует все его время, а он и не против, ему и так хорошо. (На самом деле, подчас бывает, что он меняет ее, но такое на моей памяти случалось реже.) Я каждый раз пытаюсь понять, почему так происходит. В этом нужно и важно разобраться по двум причинам: до того, как это произошло, такое сложно было предположить, в этом человеке не чувствовалась предрасположенность к синдрому женатика. И второе — раньше он был настоящим, его жизнь была бурной и интересной, полной увлечений. А теперь для него есть только она. И все, что не совпадает с ее картиной мира, перестало существовать и для него.

Скажете, так и должно быть? Мол, у них же есть Чувство, они любят друг друга… Допустим, но любовь вроде бы должна созидать, ведь так? Почему же из-за нее прекращается дружба? Почему человек становится потерян для остального мира? для всего этого огромного мира во всем его разнообразии — ради того мирка, в котором живут эти двое? — а как же иначе, если они не обогащают друг друга, а только лишь отнимают себя у мира? «Но им-то хорошо!» — слышится в ответ. В общем, да. Наверное. Хотя со стороны радостный когда-то человек выглядит потухшим. В его глазах больше не видно огня, в его речи слышны одни и те же повторы: «мы с Машей не сможем прийти», «нам с Машей это неинтересно».

…А что, по-другому вообще возможно? Чтобы интересов и друзей стало бы в два раза больше, чтобы жизнь завертелась в несколько раз быстрее, чтобы изо дня в день становилось интереснее? Да запросто. Боятся потерять друг друга среди знакомых? Боятся лишиться своего чувства? Ревнуют к друзьям? Ну так не в тайге же живем, не в пустыне. Всю жизнь в вакууме не пробудешь, с кем-то придется общаться. Так зачем же терять связь с людьми, с которыми столько прошел? Ведь чтобы сохранить любовь, нет нужды жертвовать дружбой!

Свободный человек свободен всегда. В браке, с десятью детьми, с кучей работы и с минимумом свободного времени. Человека и в самом деле можно осчастливить, отобрав у него необходимость в выборе (и сделав так, чтобы у него никогда более не возникало желания выбирать, чтобы он был уверен в выборе), но легче всего сделать самого себя несчастным, отказавшись от желания выбирать. Закрыв глаза и уши, убрав из поля зрения все, что напоминает о разнообразии окружающего мира. Что может заставить думать. Заставить усомниться.

pawlick@pawlick.ru | 132291501 | index.htm